Волшебная сила коллектива или, «Суп» от Алёши

Отделение для детей с ограниченными возможностями здоровья открылось в нашем центре три года назад. Сюда приводят мальчиков и девочек с разными проблемами. И не редко отделение — последняя надежда для отчаявшихся родителей.

Так случилось и два с половиной года назад с 10-летним Алёшей. Куда только бабушка не привозила мальчика, куда только не обращалась, но нигде работать со сложным ребёнком (расстройство аутистического спектра) не хотели.

— Когда Алёша попал к нам, отделение только-только начинало работу, — вспоминает заведующий отделением ОВЗ Анжела Куранова. – Мы не имели должного практического опыта, но отказываться от мальчика не стали.

Мальчика ни на секунду нельзя было оставить без внимания. Из-за импульсивности и не умения себя контролировать, Алёша не мог спокойно сидеть за столом, постоянно старался что-то разбить, свалить, уронить, разорвать, сломать. Летало, в прямом смысле, всё: цветы в горшках, методический материал, столы, стулья. А однажды Алексею удалось оказаться в санитарной комнате. Своими проворными и ловкими пальцами мальчик моментально раскрутил все краны и устроил водяной фейерверк.

— Мы первое время, к великой радости Алёши, очень бурно реагировали на его «шалости»: охали, ахали, суетились, убирали. А он не мог понять, почему его не ругают, не наказывают, и продолжал экспериментировать, — поделилась Анжела Эдуардовна. – Но так не могло продолжаться. И мы решили максимально не реагировать. Вот когда Алёша увидел, что его проказы не находят у окружающих эмоционального отклика, он стал вести себя иначе.

— Начали с формирования учебного поведения, — рассказала о работе с мальчиком учитель-дефектолог отделения Татьяна Мюллер. — Постепенно удалось усадить Алёшу за стол, научить слушать, что я говорю; ждать, когда уберу одно пособие и возьму другое; пробудить у него интерес к познавательной деятельности. И у нас получилось. Ребёнку нравится заниматься. Хотя Алёше всё даётся с большим трудом, но он старается и очень радуется, когда ему удаётся сделать всё правильно.

Не лучшим образом обстояло дело и с массажем. Казалось бы, приятная процедура, расслабляющие движения: лежи, ничего не делай и получай удовольствие. Но, что такое массаж Алёша не знал. Он в принципе, кроме бабушки и сестры, никому не разрешал к себе притрагиваться. Поэтому, первый сеанс закончился так и не начавшись – попытки снять футболку вызвали у мальчика агрессию и истерику.

— Спасло любимое занятие Алёши — вязание узлов. Это его увлекает, успокаивает, — вспоминает массажист Екатерина Гальчук. – Сажали мальчика за стол, поскольку ни о какой кушетке речи быть не могло, давали ему верёвочки и, пока он занимался, я сидела за ним и гладила. К середине курса, а это почти три месяца, удалось укрепить кредит доверия — Лёша позволил снять футболку, а к концу ребёнок уже ложился на кушетку и разрешал массировать спину, ноги, руки. Сейчас идёт третий курс реабилитации и пока массажем не охвачены живот и грудная клетка — Алёша никак не может преодолеть страх лечь на спину. Но мы работаем над этим.

И можно быть уверенным, что у мальчика всё получится. Тем более, что ряд фобий Алёша уже успешно «победил». Например, страхи неустойчивости, высоты, глубины, ограниченного пространства.

— Первый курс реабилитации был преодоление самого себя, и лечебная физкультура больше напоминала адаптивную, — продолжает Екатерина. — Занятия строились в рамках полосы препятствий: проползти, перешагнуть, подлезть. Для Лёши тогда подняться на пятисантиметровую высоту, сделать кувырок или перекатиться было дико страшно. А через шесть месяцев он уверено ползал по нестабильным поверхностям, прыгал на батуте теперь он может прыгать с высоты, освоил батут и не слезает со шведской стенки.

Во время второй реабилитации ребёнок освоил различные прыжки и шведскую стенку. Сейчас Алёша с удовольствием делает кувырки и перекаты, выполняет упражнения на фитболе. И, что самое главное, ему интересно и он старается.

— Алёша очень эмоциональный, позитивный и отзывчивый. Бывает, конечно, без настроенья, но поведения, которое было изначально, уже нет, — поделилась логопед Ирина Клещевникова. – Мы около пяти месяцев пытались установить контакт, организовать обучающий процесс. Начали с визуального расписания. Я раскладывала карточки с заданиями и, по мере выполнения, Алёша перекладывал их из сектора «Надо сделать», в сектор «Сделано», после чего получал либо конфеты, либо возможность некоторое время заниматься своими любимыми делами – собирать мозаику или связывать верёвочки.

Но самым главным достижением Алёши можно считать прогресс в разговорной речи. Коллегиальные усилия специалистов увенчались успехом: мальчик стал произносить не просто отдельные звуки, а слова. Пусть самые простые, пусть с помощью жестовой поддержки, но произносить! И это при том, что Алёше – 12-ть и у него серьёзное заболевание, а большинство специалистов склонны утверждать: после 8 лет ребёнка научить говорить практически невозможно, и нужно искать альтернативные способы общения.

— Очень долго мы не могли поставить звук «У», тяжело давались гласные, — рассказала Ирина. – Сейчас Алёша говорит «мама», «папа», «суп», «сок», «баба». Почти получается «мясо». Работа идёт, результат есть и, думаю, мы его ещё улучшим.

— Таким детям одного реабилитационного периода, конечно же, недостаточно, чтобы достичь видимого результата, — резюмировала Анжела Куранова. — Требуется длительная и, главное, командная работа. Каждый специалист, по отдельности, не может провести такую масштабную работу. Нужно, чтобы максимально «включился» весь организм ребёнка, наладились процессы, включились связи органов и систем. Поэтому плюс коллективной работы в том, что мы занимаемся с ребёнком в одном ключе, основываясь и отталкиваясь от рекомендаций коллег. Что уже не раз доказало свою эффективность.

Анастасия Даньшина, специалист по реабилитационной работе   

 Для справки: Отделение для детей с ОВЗ открылось в серпуховском социально-реабилитационном центре в начале 2017 года. За это время курсовую реабилитацию прошли 166 детей в возрасте от 3 до 18 лет с различными заболеваниями (ДЦП, синдром Дауна, расстройство аутистического спектра, поражения головного мозга, ЦНС, нарушения слуха и зрения)

Яндекс.Метрика
Создание сайта веб-студия "5 правил"