Егорка

У Людмилы и Вячеслава двое сыновей. Старшему 30, младшему, Егорке – 11. К Егору внимание особое. В 9 месяцев врачи поставили мальчику диагноз: ДЦП. По признанию мамы, для неё это стало шоком. Ведь беременность протекала без патологий, парень родился в срок.

— Нас выписали из роддома без диагнозов и рекомендаций, — рассказала Людмила. – Первые волнения появились в девять месяцев — Егор не вставал на ножки, поджимал их. Педиатр утверждала, что это нормально, мол, у мальчиков бывают задержки в развитии. Но чувство тревоги росло.

Одна больница, вторая, третья. УЗИ головного мозга показало, что Егорка перенёс гидроцефалию. Назначенные препараты и рекомендованные хвойные ванночки мальчик принимал около года. Безрезультатно. Не трудно понять отчаяние родителей, желание разобраться в ситуации и вылечить малыша. Снова больницы, врачи, обследования… И только педиатр в Ховрино, глянув из-под очков на Егора, сказала: ДЦП 4 степени.

— Я не поверила своим ушам, — призналась мама мальчика. — У меня началась истерика… Спасибо, муж был рядом, успокоил. Он, как и подобает военному, стойко принял диагноз: это наш ребёнок, будем жить. У меня, не скрою, были истерики, слёзы, моменты отчаяния. Да и старший сын поддержал. Это дорогого стоит… Родственники, конечно, в открытую не говорили, но за спиной шли разговоры о том, чтобы сдать Егора в интернат, отказаться от него…

Увы, никаких гарантий и прогнозов врачи не дали. Всё, что требовалось: забота, внимание, любовь, терпение, занятия и… время. Опять начались больницы, процедуры, массажи, терапии… За пару курсов Егорка начал ползать. Воодушевлённые маленькой победой, родители повезли мальчика на лечение в Евпаторию. Это было ошибкой: от принимаемых там лекарств у малыша открылась эпилепсия. Все силы были брошены на борьбу с этим недугом. В течение года, пока снимали приступы, в развитии пошёл регресс: всё, чего удалось добиться, откатилось назад, Егор потерял интерес к жизни. У ребёнка нет мышечной и генетической памяти. Он только познаёт мир, набирается опыта – так объяснили ситуацию врачи. А Людмиле и Вячеславу ничего не оставалось делать, как начать всё заново: больницы, процедуры, терапии…

— Не скажу, что всё было очень эффективно, — поделилась Людмила. — Сколько бы ещё ездили — не известно. Остановили нас в институт детской и взрослой неврологии и эпилепсии им. свт. Луки. Сказали: не надо мучить ребёнка! И объяснили, что всё, что необходимо Егору – это снижение нормы потребления препаратов и занятия по специальным программам. Так мы и попали в серпуховский центр для несовершеннолетних.

Сегодня Егор проходит второй курс реабилитации. Это и творческая деятельность, и занятия с дефектологом, логопедом, и ЛФК, и массаж, и групповые праздники. По признанию мамы – результат налицо. Сын стал больше играть, общаться. Он напитывается знаниями и навыками, открывается. Он обожает музыку, любит воду и проявляет чудеса хитрости, пытаясь улизнуть от того, что делать не хочет, манипулировать взрослыми и добиваться своего. Как и все дети.

— Дома приучаем помогать: посуду мыть, пыль протирать, — улыбается Людмила. — А дачу не любит! Скучно. Егору ближе городской двор. Он вообще добрый и ласковый. Он хочет общаться. Но, к сожалению, дети зачастую отстраняются от него… Конечно, это Егора обижает, но в том нет вины детей. Это неумение или нежелание взрослых жить в цивилизованном обществе и уважать не только свои интересы… Но не будем о грустном. Надо жить и радоваться. Настроение у нас боевое, планов много. Например, хотим Егорку свозить в дельфинарий. С лошадьми он уже знаком, а с дельфинами ещё нет. Надеемся получится поплавать с ними, пообщаться!

Яндекс.Метрика
Создание сайта веб-студия "5 правил"